я в понедельник заболел…
08.01.2007
Страх Федора Аркадьевича
08.01.2007
Show all

8 марта

Все бабы с цветами едут пьяные вечером домой, трясутся в вагонах метро, в троллейбусах, автобусах, трамваях, такси. Мужчины, пыхтя паром, крутятся, кто по одиночке, кто с друзьями, а кто с женой вокруг лотков с мимозою, стеклянных ларьков с цветочным разнообразием, заходят внутрь цветочных магазинов, выбирая из миллиона алых роз, алых тюльпанов, алых георгинов, гербер, горгоний, горилл, гортензий ту самую, что по их мнению… сойдёт, понравится, пофиг или я-завоюю-её-сердце.

Как видно у всех свои мотивы в эти зимние весенние дни подчинится традиции и не оставить без шаблонного, скромного, яркого, гнусного, иногда обидного или неожиданного внимания, имеющихся в наличии дам. . ! ! и поздравить их с праздником весны, которая прийдёт только в мае с зелёными почками, ландышами-цветочками, необузданными сексуальными эмоциями, цветущими акациями, sms-ными транслитерациями…

Так и ваш почтенный слуга, растворённый в этом морозном воздухе, сросшийся с ним до невообразимости в воображении месяца августа, вжившийся в ледовую корку января, февраля, марта (в декабре было +5), так и я спешу поздравить, иду в цветочный, еду в трамвае, трясусь в метро — берегу хрупкую веточку с алым бутончиком — улыбаюсь прохожим, немного волнуюсь, еду в трамвае, я выхожу и встречаю её…

…»ТЫ У МЕНЯ ОДНА» — вертелись буквы в голове и дома, и в трамвае и в метро, и снова в трамвае и теперь говорю я ей: далеко не первой, далеко не единственной, но самой желанной сейчас девушке. Вручаю ту самую розу, целую в те самые-самые губы и идём есть суп, а я буду тайно (латентно) волноваться, открыто улыбаться, ничего не стесняться. Мне ведь предстоит её ещё добиваться. Не знаю как долго, и выйдет ли, но я не убью себя, иначе просто кем тогда быть?

На половину я считаю уже добился, продолбил пещеру к её сердцу, осталось немного, но и не мало. И сейчас мне с ней легко, но и сложно, но сложности эти — ничтожности, в сравнении с её сладостью, с её кислою пенностью. Я скоро разбавлю её собой радостным, горем битым, свитером тёплым мамою свитым, рукою нежною обниму за змеиную талию, растоплю надеюсь к апрелю корку ледовую и увижу всю её красную, раскрасневшуюся, румяную, от любви разогревшуюся, ту самую, что давно я ищу, находил и терял разочарованно, пил и выплёвывал разгорячённо на пол я. Дай Бог, дай Судьба быть ей той самою, что уготованна или хоть бы будь она на несколько параграфов поласковей и мне дай сил вытерпеть её, выпить её и со спокойной душой отпустить её или оставить её бездонною чашею.